IНаверх

Новая проза

О романах Гуцко можно спокойно сказать, что это крепкая проза. В книгах нет ни графомании, ни кокетства. Они не поражают воображение изощренной стилистикой или сложной композицией, но в них хорошо чувствуются и дух времени, и собственный опыт автора, повидавшего какую никакую, но настоящую жизнь.

Юлия ШТУТИНА

Едкий, но добрый рассказчик Сергей Данилович больше иронизирует над собой, чем над другими. А ещё беспощаден к временам: что к советскому, что к современному. От этого, видимо, и персонажи его выпуклы и атмосфера их обетования густа и знакома. Автор бесконечно удивляется человеку, его возможностям, душевности, поступкам нелепым и мудрым. Можно чуть пафосно, чего он не любит, но всё же сказать, что проза Кузнечихина пропитана гуманизмом.

Михаил СТРЕЛЬЦОВ

Дав своему роману жанровое определение «Настоящая любовь / Грязная морковь.
Повесть», тамбовский автор вовсе не стремился коллажировать деревенскую прозу,
научпоп, девичий сердобольный альбом и хазарский словарь с прустианскими
примечаниями в духе Ситуационистского интернационала. Вместо этого он просто
написал книгу, которую всякий раз пишет, словно «Записки подпольного человека», как последний.

Виктор IВАНIВ

Новая поэзия

Андрей Ильенков — поэт загадочный; но не «поэт-загадка» (все поэты в той или иной мере «загадки»), а поэт энигмы, тайны, которая длится три десятилетия и не перестаёт удивлять тебя своей грубоватой нежностью — нежностью, прорастающей на стыках разноприродных стилистических плит, глыб, камней, щебёночного крошева, — как наша уральская трава, вечнозелёная и живая, остролистая даже под снегом. Ильенков — поэт прежде всего потому, что жизнь не вытравила из него, сколь ни старалась, его природную, онтологическую, божественную детскость.

Юрий КАЗАРИН

Новая критика

Рудалёв в своих статьях не только сам по себе, но и решительно исповедуюющий опыт и методологию критики, бытующей до него. Он выступает в печати часто, что делает честь не только северной литературе, но и жителям Поморья.

Владимир ЛИЧУТИН

Новая публицистика

Андрей Рудалёв — глубокий, основательный, последовательный, искренний, честный. И человек, и автор. Среди мельтешения как будто бы всесильных лукавцев и кривляк звучит его по-настоящему сильный голос. И в нем самом, и в его текстах есть то очарование внутренней чистоты, которая определяет тайну русской литературы.

Сергей ШАРГУНОВ

Алина Витухновская будет для русской литературы начала XXI века фигурой, соразмерной с фигурой Введенского. Это мое убеждение.

Василина ОРЛОВА

Новая драматургия

Пожалуй, лучший сейчас наш стихотворец. Откликается практическ и на все "громкие" события, но не в этом суть. Какое время — такие и песни. 
Горечь.

Пользователи портала Livelib

Авторы

Расскажите друзьям

Поделитесь витриной издательства в социальных сетях

Издательство Романа Сенчина
© Ridero, 2017